ВЕРБЛЮД В ПУСТЫНЕ

И охраняли завоевания Великого Октября, и берегли Его как зеницу ока своего, легендами ославленные красноармейцы чапаевской дивизии. А для того и военный совет был созван при комиссаре Фурманове. и тут-то Чапай речь держал:

-Чичас обсуждаем военную операцию «Верблюд в пустыне». Вариант «Азьм»: переправляемся через реку Урал, спускаемся галопом в Каракумы, ищем белых. Превосходящими силами рубим деникинцев и маршем возвращаемся назад. Вопросы будут?

Петька почесал брехню и задал непредсказуемый вопрос:

-А если превосходящими будут беляки?

У Чапая левый ус вздрогнул, Чапай взглянул на комиссара, но все же Петьке  ответил по-отечески значимо:

-У нас есть вариант «Бэ-э-э». Если превосходство на стороне беляков, тогда мы на фиг никуда не переправляемся, пускай они галопом ищут нас, хуть под водой, и не находят.  Вопросы будут?

Снова Петька после почесона:

-А если белые прячутся в тайге?

-Ишь ты, таежник! - удивился Чапай познаниям Петьки в области климатических зон, - Тогда и операция будет называться «Верблюд в тайге».

-А если в тундре?

-«Верблюд в тундре».

И тут Петьку прорвало в области почесона брехни:

-А если беляки прячутся на болотах, то операцию назовем «Верблюд в болоте»? А если в джунглях, тогда  «Верблюд в джунглях»? А если в прериях, то…

-Тут ты, географ, конечно, прав, - задумчиво перебил Чапай Петьку, - одним верблюдом всю революцию от беляков не защитить! Но у Советской власти наверняка есть еще в запасе различные твари, какими можно назвать военные операции во многих местах мира.  А животные израсходуются, то растения есть, фрукты всяческие. Те же пильсины, например. На то Великой Октябрьской Революцией и Советская власть создана: чтоб искать врага везде, хоть под подушкой! Вынь, да положи врага на лопатки! Вот так-то, Петруха!

-Мудрый ты, Василий Иваныч, аж жуть! - согласился Петька, - и мудрость твоя тебя переживет, в веках останется! Другие командиры на тебя равняться будут, мудрость свою с твоей сличать!

-Вот, куда загнул, подлиза! – Вмешался комиссар Фурманов. Его самого начинала зудить гнида зависти от того, что к Чапаю прислушиваются как бы к попу, безоговорочно. И стал править комдива:

-Ну, во-первых, вариант операции  не "Азьм", а "Азимут". И прежде, чем форсировать реку Урал, нужно кому-то обследовать дно, мели, так сказать, глубины, водовороты...

-Дык энто все Анка знает! - уверенно заявил Чапай, - Она когда портки стирала, после последней атаки эскадрона, в водоворотах все портки и утопились. Эскадрон теперича на голых жопах шаровары таскает.

-Так это ты, начдив, боевую пулеметчицу в прачки приспособил? - Сердито отметил Фурманов, - Не ценишь ты свой боевой состав! Революция, под руководством Ленина, на то и совершалась, чтобы равенство меж людьми из рабства и гнета добыть. И прачки, поэтому, государством управлять могут, а тем более из пулемета палить! И нечего им назад старые режимы реставрировать!

-В наряде она была... - Обиделся Василь Иваныч, потому как уважал Ленина, и упрек Фурманова его задел за живое.

-Да, ладно, ладно, - примирился Фурманов, - пусть Анка знает, где портки утопли, но она рядовой красноармеец и стратегии из водоворота не уловит. Тут нужно чтобы опытный военный эксперт на водовороты взглянул. Ну, вот как бы ты, Василий Иванович, со знанием боевого искусства, вот тебе и задача - изучить фарватер реки Урал, ежели таковой имеется.

Петька снова взялся чесаться за брехню, потому как аглицкое слово "фарватер" не укладывалось в прямолинейные красноармейские мозги, освобожденные Великим Октябрем. Верблюд укладывался, а фарватер нет.

Чапай также не ведал аглицкого языка и считал себя сухопутным волком, а отнюдь не морским, но на умняк Фурманова ответил жестко и строго:

-Фарьватер, так фарьватер, изучим, значит, чичас же! С Анкой пойдем в речную разведку. Возможно, и портки разыщем.

-Эх, акваланги бы вам заиметь для такого дела, - Мечтательно произнес Фурманов, - так французы с нами не воюют, отбить не у кого.

-Не боись, когда-нибудь все отобьем! - Заверил комиссара Чапай, - Такую мировую революцию раздуем, что и твои авакшланги появятся!

-А как же я? - не переставая чесать брехню, обозвался Петька, - Операция "Верблюд в Урале" без меня обойдется?

-Не обойдется, Петруха, - успокоил его Чапай, - Бери пулемет и пристреливать тот берег будешь, как бы какая-нибудь белая сволочь у нас фарьватер не отбила. На сим военный совет считаю закрытым.

 

И изучал Василь Иваныч мели и глубины реки Урал подробно, долго и усердно. А Анка на берегу картошкой карту фарватера складывала. А Петька постреливал из пулемета по белякам, как бы так же изучавшим реку для обратного форсирования согласно варианту "Бэ-э-э". Вот только Великий Октябрь, вместе с комиссаром Фурмановым написали совсем другую историю, увековечили, так сказать, великого прославленного начдива, где не было места верблюдам. 

Оставить комментарий

Комментарии: 0