НОЧНАЯ ВЫЛАЗКА

Сидя на корточках, Петька старательно чистил чапаевские сапоги двумя щётками и думал, какой он молодец, что раздобыл гуталину.

Как раз над головой вороны затеяли свару и он отвлёкся:

- Василий Иваныч, а верно ли, что вороны триста лет живут?

- Верно, - лениво отмахнулся Чапай.

- Триста лет! Это ж получается три века! Это ж какая несправедливость в мировом масштабе!..

 

- Василий Иваныч, - заговорил он полушёпотом, - а вот, к примеру, сказали бы тебе: будешь жить триста лет, но быть тебе вороном - согласился бы?

- Не! - Чапай брезгливо поморщился, - Они падаль жрут!

- Ну а всё же, Василий Иваныч, чтоб ты делал, ежели б вороном обернулся?

- С голоду бы подох, а падаль жрать не стал бы!

- Оно конечно! - согласился Петька, - Ну а до того?..

- До того, как подох? - Чапай пожал плечами, - Летал бы!

- Это уж, как пить дать! - резонно заметил Петька, - А вот как насчёт тактики, Василий Иваныч?

- Полетел бы впереди стаи, - ответил Чапай скромно, - увлёк бы личным примером…

- Куда? - Петька воровато огляделся, - Ну в смысле общей стратегии!

- Ну мало ли? - Чапай замялся, - Да отвяжись ты! Пристал, как репей: чего да куда!..

 

«А и в самом деле, какая разница? - подумал Петька, - Куда б ни летел Василий Иваныч, а его, петькино дело, - быть завсегда рядом!

Куда Чапай, туда и Петька!»

Он серьёзно занялся сапогами, засопел, а Чапай опять попытался сосредоточить мысли вокруг деникинского штаба… Однако мысли разлетались в разные стороны, как вороны!

 

- Собрал бы всё вороньё, - вдруг заговорил он, устремив взор куда-то в небо, - и внезапной атакой сверху ударил бы в самую голову!..

- Ну и…- выдохнул Петька.

- Выклевал бы глаза Деникину!

Петька загоготал! Он, конечно, смеялся над Деникиным - поделом ему! Ай, да молодец, Василий Иваныч!..

А Чапаю вдруг представилась эта дурацкая картина, как он, прославленный начдив, словно мокрая курица, сидит на деникинской голове с поганым глазом в зубах…

- Тьфу! Да иди ты в жопу!

- Не-е! - мечтательно протянул Петька, - я бы в Питер слетал! К Ленину… Сказал бы ему: Дорогой товарищ…

- Вороны не говорят! - оборвал Чапай.

- Ну это я так, к примеру!

 

И одуревши от своих фантазий, Петька даже щётки побросал, а правую руку приложил под козырёк:

- Дорогой товарищ Ленин, докладаю тебе…

- Вороны не говорят! - Чапай побагровел в лице, - Вороны каркают!

Петька вздохнул:

 - Ну тогда бы я всё равно накаркал бы ему, по-вороньему, значит, так, мол и так…

- Дурья башка! - взвился Чапай, - Да нешто Ленин станет ворону слушать!? Ленин!! Соображаешь?!!

- Да это я шутейно, - надулся Петька, - я к примеру, а ты…

 

Он пошоркал голенища рукавом для пущего глянцу, но Чапай уж встал и отстранил его ногой. Сапоги сверкали на солнце так, что Василий Иваныч даже зажмурился, и видно было, что он доволен петькиной работой, а ругался всё больше для порядку.

- Думать надо! Кто Ленин, а кто… Ну кто ты такой? Ты есть гнида против вождя! Гни-да! А туда же - докладаю!..

Чапай потянулся, поправил ремни, а Петька глядел снизу вверх на него, такого агромадного полководца и представлял себя гнидой…

 

Но не какой-нибудь и не где-нибудь, а на самой ленинской голове! Куда Ленин, туда и Петька, только он даже ещё выше!..

Чапай зашагал было прочь, и тут Петька будто выстрелил в спину:

- А ежели бы сам Ленин приказал: жри падаль!!

- А что - и жрал бы! - ответил Чапай невозмутимо, - С большим удовольствием! И тебя бы, подлеца, заставил!.. Я вот гляжу на тебя, Петька, и понять не могу: вижу, что выпимши, а перегару не чую! И чем ты таким вонючим закусываешь, бестия? Дохлой вороной, что ли?

- Да не выпимши я! - огрызнулся Петька, - И не жрамши!

- А чего глаза красные?

- Так-ить всю ночь не спамши!

- А чего не спамши? - Чапай подмигнул, - Небось с Анкой пулемёт изучал?…

И  Петьке до того обидно стало, что он даже зубами заскрипел, схватил банку…

- Гуталину-то в дивизии нету! Нигде нету! Сам Семён Михалыч дёгтем перебивается! А я вона - раздобыл, нонешней ночью…

 

В штабу, ажно в деникинском!!

Оставить комментарий

Комментарии: 0